AtomNews

Агентство атомных новостей  

RSS
АНОНС. ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ ВЕСЕННЕЙ ШКОЛЫ НАЭК «ЭНЕРГОАТОМ»     ПРЕЗИДЕНТ ЭНЕРГОАТОМА И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРОФКОМА КОМПАНИИ ПОДПИСАЛИ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР НА 2015 ГОД     О НЕДОВЕРИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ЭКСПЕРТАМ ПО ЯДЕРНОЙ И РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ И МАГАТЭ     ХМЕЛЬНИЦКАЯ АЭС В 2014 ГОДУ УВЕЛИЧИЛА ПЛАТЕЖИ В БЮДЖЕТ НА 9% ‒ ДО 368,6 МЛН ГРН     ОПЕРАТИВНЫЙ ПЕРСОНАЛ ЗАПОРОЖСКОЙ АЭС ПРОХОДИТ КУРС ПОДДЕРЖАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ     
Мнение эксперта 
01.04.2016 16:07:11 

18.03.2015 8:53:49 Левый берег

17.07.2014 15:08:03 

23.06.2014 15:58:00 Дело

12.06.2014 18:31:42 AtomNews

07.05.2014 15:16:50 UA-energy

06.03.2014 16:46:28 Форбс.ua

31.01.2014 10:38:29 AtomNews

24.10.2013 10:13:32 AtomNews

02.10.2013 13:58:02 

Статья
Борис Пристер для Вестника УкрЯО

30.09.2010 10:39:58

Предлагаемая вашему вниманию статья Бориса Самуиловича Пристера вышла в Вестнике УкрЯО - официальном печатном органе общественной организации Украинского ядерного общества, которое много лет существует в большинстве своем на средства НАЭК "Энергоатом", а оттого критикует эксплуатирующую организацию крайне осторожно и завуалировано. Разумеется, и в этой статье главного научного сотрудника Института проблем безопасности АЭС НАН Украины, члена Национальной Комиссии радиационной защиты населения Украины ВР Украины, академика НАНУ, доктора биологических наук, профессора, лауреата Государственных премий СССР и Украины, заслуженного деятеля науки и техники Украины, соучредителя и члена Правления Украинского ядерного общества Бориса Пристлера нет персонифицированной критики в адрес руководства НАЭК "Энергоатом". Однако, рекомендуем вчитаться в статью. Особенно президенту "Энергоатома" Юрию Александровичу Недашковскому, который привык читать прессу бегло и по диагонали. Как следствие, из-за такого "диагонального" отношения к СМИ и общественности в целом, за последние минимум полгода  "Энергоатом" официально не проинформировал общественность ни по одному из технических вопросов, кроме продления ресурса первых блоков Ровенской АЭС. Фактически в СМИ не поступало ничего, кроме информации о международном сотрудничестве и тренировках на АЭС, жалоб на низкий тариф и налоговое бремя, а также описания юридических коллизий НАЭК "Энергоатом". Запросы СМИ также остаются без официального ответа. Чем чревата такая ситуация, но главным образом, к чему может привести пренебрежительное отношение к культуре безопасности - читайте в статье Бориса Пристлера.

В конце 60-х, начале 70-х годов мне довелось быть научным руково­дителем натурных экспери­ментов с загрязнением посевов сельскохозяйственных культур смесью ПЯД и поступлением ее с кормами в организм дойных коров, задание на проведение которых подписали первые за­местители министра среднего машиностроения СССР А. И. Чурин и министра здравоохранения СССР А. И. Бурназян.

О масштабах эксперимен­тов говорит факт участия более 50 ведущих научных сотрудни­ков разных институтов стра­ны, использования 50 коров, которые погибли от облучения или были убиты для изучения биологического действия ПЯД и поведения в организме жи­вотных радионуклидов с активностью десятки тысяч Кюри. Результаты этих опытов убе­дительно показали: поступле­ние больших количеств ПЯД в окружающую среду приводит к гибели пастбищных животных, а потребление свежего моло­ка и мяса от них, так же, как и листовых и зеленных овощей, представляет смертельную опасность для человека, осо­бенно детей 

Этот вывод был подтверж­ден исследованиями после Чернобыльской катастрофы, когда находящиеся на пастби­ще на значительном удалении от разрушенного реактора ко­ровы получили тиреоэктомические (приведшие к полному разрушению) дозы облучения щитовидной железы [2]. Надо ли после этого удивляться вы­сокой частоте заболеваний раком щитовидной железы на­селения Украины, Беларуси и России (уже прооперировано около 6 тысяч человек по пово­ду рака этого органа!) [3]. Этого можно было избежать, если бы у нас существовала действенная система аварийного реаги­рования и оповещения населе­ния. ОПОВЕЩЕНИЯ, а не за­секречивания факта аварии и ее тяжести! И это после того, как при аварии в Челябинске в 1957 г. задержка с эвакуацией населения привела к попада­нию 90Sг в организм тысяч лю­дей! [4]. В том же 1957 г. в Ве­ликобритании произошла очень похожая на чернобыльскую авария — пожар активной зоны уран-графитового реактора с выбросом через трубу 20 тысяч кюри 131I. Немедленное опове­щение населения и сбор у него молока коров в остром перио­де предотвратили облучение щитовидной железы взрослых и детей в биологически значи­мых дозах. Этим была показана высокая эффективность своев­ременного аварийного реаги­рования [5].

Хочу особенно подчеркнуть очень неприглядный, по мое­му мнению, факт запоздалого оповещения об аварии жите­лей города энергетиков При­пяти с населением около 45 тысяч человек. Даже жители Припяти не в нужное время и не в полном объеме получили таблетки йодистого калия для защиты щитовидной железы от облучения радионуклидами йода: снижение дозы не превы­сило 2,0-2,5 раз против 10-50, которых можно было достичь при своевременном приеме препаратов йода [3]. И это в городе, где жили сами энерге­тики и их семьи!

После Чернобыльской ава­рии «Рекомендации по веде­нию сельского и лесного хозяй­ства в условиях радиоактивно­го загрязнения территории», изданные еще в 1973 году [6] и отмеченные Государствен­ной премией СССР, пролежали в сейфах областного и район­ного руководства даже не про­читанными в острый период аварии. А уж после аварии мы, ученые, были востребованы! Руководители высшего уров­ня приглашали заходить без звонка при первой необходи­мости. Да вот пока нас «востре­бовали» (да решали вопрос, не наемники ли мы атомной про­мышленности) люди и живот­ные уже были в значительной мере облучены.

Многое было сделано во втором периоде аварии, что позволило существенно умень­шить облучение населения и смягчить последствия аварии. Однако до сих пор, через вот уже 24 года после аварии око­ло 100 сел Украины потребляют молоко с уровнем загрязнения 137Сs, в несколько раз превы­шающим допустимый [3]. Фи­нансирующие ведомства не согласуют выделение на цели прекращения производства за­грязненного молока 2 млн грн. Это при объеме финансирования Чернобыльской программы более 1 млрд. грн. в год! Наверное, легче жить, не имея чувства ответственности перед СВОИМ населением.

Следует особо подчеркнуть, что в нашей стране загрязне­ние окружающей среды опас­но не только степенью воздей­ствия на организм человека, но и неготовностью сделать все для уменьшения дозы его облучения. Тем выше должна быть наша ответственность за безопасное использование ядерных технологий.

Казалось бы, тезис совер­шенно очевидный для страны, пережившей, нет — до сих пор переживающей — последствия тяжелейшей в мире техногенной катастрофы. Но это только кажется. Наши специалисты и руководители отрасли во мно­гом отождествляют безопасность АЭС или даже атомной энергетики в целом с техниче­ской надежностью оборудова­ния. При этом в соответствии с требованиями МАГАТЭ декла­рируется приоритет культуры безопасности. Так, например, в «Вимогах до оцінки безпеки атомних станцій», утвержденных Государственным комите­том ядерного регулирования Украины в 2009 г., сказано: «При виконанні оцінки безпеки АС враховуються всі проектні, експлуатаційні, організаційні аспекти, які впливають чи можуть вплинути на безпеку АС. Особлива увага приділяється: КУЛЬТУРІ БЕЗПЕКИ (выд. ав­тором); радіаційному захисту; стратеги глибокоешелонованого захисту; аналізу безпеки». Ну и что же еще нужно?

А нужно, чтобы это стало ре­альностью! Трактовка термина «культура безопасности», по сути, сводится к системно­му подходу, позволяющему учесть все многообразие фак­торов, влияющих отдельно или в комплексе на безопасность АЭС и отрасли в целом, требу­ет анализа опыта, уменьшения роли человеческого фактора в создании аварийных или предаварийных ситуаций путем по­вышения квалификации, тренингов и т. п.

Культура производства в целом, по поему мнению, на­чинается тогда, когда не ТЫ овладел знаниями и приобрел опыт, а когда ЗНАНИЯ и ОПЫТ овладели тобой и ты уже не можешь действовать, не со­образуясь с ними, независимо происходит это на уровне со­знания или подсознания. Вы­шеупомянутый документ ГКЯР Украины предусматривает так­же в качестве элемента куль­туры безопасности «незалежну перевірку безпеки АС, яка проводиться кваліфікованими та досвідченими експертами, які не приймали участь у розробці документації, виготовленні обладнання чи іншої діяльності, які є об'єктами перевірки».

К сожалению, подготовка кадров для атомной отрасли в Украине оставляет желать лучшего как в вузе, так и в про­цессе стажировки и работы. Го­ворю это как человек, который готовил специалистов по спе­циальности 0633(дозиметрия) и читавший курсы студентам специальности 0310 (эксплуа­тация АЭС). Мало преподавате­лей имеют практический опыт работы на АЭС или в ядерных технологиях, специальность 0633 вообще сегодня не гото­вится. Она вообще исключена из перечня специальностей, по которым идет подготовка буду­щих ядерщиков в вузах Украи­ны. Вот вам и безопасность на АЭС! Молодые специалисты плохо ориентируются в вопро­сах биологического действия радиации, дозиметрии и за­щиты от радиации. Так же мало действительно «досвідчених» (опытных) експертов, при­влекаемых для экспертизы. Кафедры недостаточно осна­щены современным оборудо­ванием, не имеют тренажеров.

Особенно сложно готовить специалистов к действиям в аварийных ситуациях, дово­дить их реакцию до автоматиз­ма. А это исключительно важно в связи с тем, что,  несмотря на постоянное повышение требо­ваний к безопасности и уровню надежности техники и ядерных технологий, высвобождение радионуклидов в окружающую среду нельзя рассматривать как невероятное событие. При­веду только несколько приме­ров наиболее крупных аварий.

29 сентября 2007 г. испол­нилось 50 лет аварии на ПО «Маяк» в Челябинской облас­ти (Кыштымской аварии). В результате несовершенства систем контроля и безопас­ности была нарушена работа теплообменника банки с отхо­дами радиохимического про­изводства по переработке об­лученного урана (около 1000 т). Произошел термохимический взрыв с выбросом в окружаю­щую среду около 2 млн кюри, в том числе 100 кКи 90Sг (до 5,4 % от общей активности). Обра­зовался радиоактивный след длиной до 1000 км [2, 4].

Возможность высвобожде­ния радионуклидов из реакто­ра подтвердила происшедшая спустя месяц авария в Уиндскейле (октябрь 1957 г., Вели­кобритания): пожар активной зоны уран-графитового реак­тора (сфера около 1,5 м в диа­метре) с контролируемым вы­бросом в окружающую среду около 20 кКи 131I. Образовался след длиной около 300 км [5].

В апреле 1986 г. — авария на Чернобыльской АЭС (СССР). Пожар активной зоны уран-графитового реактора РБМК, в течение 10 суток в окружаю­щую среду было выброшено (неконтролируемый выброс) около 42 МКи [1500 Е(15) Бк] 131I и 3,3 МКи [127 Е(15) Бк] 134 Сз и 137Сз [7].

Была ли авария на ЧАЭС, крупнейшая техногенная авария, роковой случайностью или ошибкой? Нет, ей предше­ствовала долгая цепь событий. Авария на Ленинградской АЭС в 1975 году с расплавлением технологического канала про­текала по близкому к Черно­быльскому сценарию. Однако действиями персонала реактор удалось заглушить. Информа­ция об этом инциденте была засекречена и не доведена до персонала атомных стан­ций с реакторами РБМК.

Была еще одна возможность проверить компетентность и техническую культуру персона­ла объектов с реакторами, ко­торая могла бы предотвратить ЧЕРНОБЫЛЬ. 10 августа 1985 г. в бухте Чажма (Тихоокеанский флот) на атомной подводной лодке К-431 произошла ядер­ная катастрофа [8]. При ра­ботах по перегрузке активной зоны перегрузочная команда грубо нарушила правила ра­боты и вместе с крышкой ре­актора, висящей на плавучем кране, нештатно была подня­та компенсирующая решетка и поглотители. Волна качнула кран и реактор вышел на пу­сковой уровень. Выделилось огромное количество энергии, произошел тепловой взрыв. Было выброшено всё содержи­мое реактора, включая свежее топливо. Офицеры — перегруз­чики сгорели (10 человек), пе­регрузочный домик испарился. Крышка массой 12 т поднялась на 1,5-2 км (!), упала на реак­тор и разрезала борт. Радиоак­тивный след (30 км, из них 5 км на суше) накрыл суда, завод, пирсы, полки химзащиты флота и поселок.

Правда не дошла даже до министра обороны. Опять печальный и очень дорогой ценой приобретенный опыт не стал известен даже пер­соналу АЭС!

При физических пусках третьего и четвертого блоков ЧАЭС, первого блока Игналинской АЭС с реактором РБМК-1500 проявилась нестабиль­ность активных зон. В 1983 году при физпуске 4-го блока ЧАЭС стержни СУЗ в течение 5 с вносили положительную ре­активность — вместо отрица­тельной. Опускание стержней защиты в активную зону вместо остановки ядерных процессов приводило к разгону реактора! Правительственная комис­сия приняла эти реакторы к эксплуатации!?

За полгода до аварии на ЧАЭС инспектор по ядерной безопасности Курской АЭС (с реактором РБМК того же первого поколения) в иссле­довании «Ядерная безопас­ность реактора РБМК» по­казал состояние нестабиль­ности в действующих РБМК и потребовал их остановки для реконструкции СУЗ. Гос­атомнадзор признал это требование несостоятель­ным. Из документа научного руководителя (Курчатовского института): «Исследование причин аварии на ЧАЭС» от 30 октября 1986 г.: «...един­ственной версией, которая 9не противоречит имеющим­ся данным, является версия, связанная с эффектом вытеснителей стержней СУЗ». Нет пророка в своем отечестве...

Факты свидетельствуют, что мы НЕ ПЕРЕСМОТРЕЛИ свое отношение к населению, для безопасности, блага и процветания которого созда­ны атомная военная техника и энергетика. Информация СМИ не содержала реальной оценки аварии на ЧАЭС. Так, газета «Правда» от 30 апреля 1986 года писала: «Авария про­изошла в одном из помещений 4-го энергоблока и привела к разрушению части строитель­ных конструкций здания реак­тора, его повреждению и неко­торой утечке радиоактивных веществ». А 1 мая та же газета сообщила: «...цепной реакции деления ядерного топлива не происходит, реактор находит­ся в заглушенном! (выд. авт.) состоянии...». Если бы радио­активность не вышла далеко за пределы СССР мы бы еще долго не узнали бы о черно­быльской аварии.

Может быть, ошибки ко­мандно-административной системы ушли вместе с ней в прошлое? Но уроки мы усваи­ваем плохо. Накопленные запасы ядерного топлива требуют серьезных мер безопасности. Как обстоят дела с этим реально? Депутат Госдумы РФ С. Ми­трохин в конце 2002 г. с груп­пой местных экологических активистов беспрепятственно проник на территорию Горно-химического комбината (Крас­ноярск-26), который наработал более 45 т плутония и имеет три охраняемых периметра (!) и провел видео-фотосъемку проникновения.

Через несколько месяцев уже сотрудники ФСБ России установили муляж взрывно­го устройства рядом и внутри хранилища ОЯТ и сделали это беспрепятственно! Муляж про­лежал на комбинате месяц, по­сле чего уставшие от ожидания спецслужбы сами его забрали, а затем обнародовали резуль­таты своего эксперимента. Был грандиозный скандал, но этим всё и ограничилось.

Низкий уровень физической защиты хранилища был «под­твержден» письмом Прокурату­ры Красноярского края: «в си­стеме физической защиты объ­ектов изотопно-химического завода ГХК имеются опреде­ленные недостатки. (Сравните с сообщением о «некоторой утечке» из чернобыльского ре­актора.)

В Украине сооружается ХОЯТ-2, предназначенное для хранения отработанного ядерного топлива в течение 100 лет. Оно является необхо­димым условием снятия с экс­плуатации 1, 2 и 3 блоков ЧАЭС. Строительство начато в 2000г. и должно было быть заверше­но в 2003 г. Из-за несовершен­ства строительных технологий в бетонных модулях появились трещины. Кстати, эксперты предупреждали о нарушениях в технологии бетонирования. Подрядчик не решил проблему сушки негерметичных ТВЭЛов. В результате существенных недостатков в проекте строитель­ство остановлено в мае 2003 г. В 2007 году разорван старый и подписан новый контракт в соответствии с концептуальны­ми предложениями компании «НоКес». Работы должны были возобновиться в 2008 году и, кажется, в 2010 г. уже возоб­новляются. Как подобное стало возможным?

Многие производства по­строены по старым техноло­гиям и уже исчерпали ресурс безаварийности, поэтому в ближайшие 2-3 десятилетия можно прогнозировать рост техногенных катастроф. По­этому общество вправе ожи­дать увеличения требований ко всем участникам создания ядерного энергетического комплекса: от ученых и про­ектантов до обслуживающего персонала. В России... «Про­веденные исследования по­казали прямо противополож­ное — безответственность... корпоративную кастовость на фоне нежелания и неуме­ния широкого охвата пробле­мы» [8, 9]. На конференции к 50-летию аварии в г. Челябин­ске (25-26 сентября 2007 г.) прозвучало предупреждение о том, что на предприятиях ЯТЦ России имеет место сокрытие фактов аварийных ситуаций. Опять? Только ли в России?

Я уже писал, в том числе и в журнале нашего Общества, об указанных выше авариях и нарушениях [10, 11]. На этом фоне совершенно безответ­ственными выглядят попытки скрыть факт аварии на третьем блоке Ровенской АЭС 22 сен­тября 2009 года или свести ее к какой-то незначительной оплошности. Дело вовсе не в том, какой уровень присвоен аварии, и даже не в том, облу­чен ли персонал и загрязнена ли окружающая среда. Дело в том, что аварию от катастрофы отделяет настолько короткая дистанция, что ее можно и не разглядеть.

Авария всегда локальна, как бы ни были тяжелы её по­следствия. Она не выходит за пределы своего точечного или небольшого территориального проявления. После устранения повреждений авария допуска­ет возврат к прежнему спосо­бу организации производства. Запроектная авария в атомной энергетике, если её не локали­зовать, быстро перерастает в необратимую радиационную катастрофу. Именно по такому сценарию развивалась Черно­быльская катастрофа. Огром­ные скорости протекания пе­реходных процессов исключа­ют возможность управления локализацией первых стадий •начинающейся катастрофы. По В. И. Вернадскому, суще­ствует «точка времени», после которой процесс развивается необратимо и неуправляемо. Она является определяющим показателем фатальной необ­ратимости событий при пере­растании их в катастрофу [9].

Для Чернобыльской ката­строфы точка времени оценена всего в 56 секунд. Это практи­чески исключает возможность адекватных действий персо­нала. Кроме того, анализ 13 СЦР (самопроизвольная цеп­ная реакция) на объектах ЯТЦ СССР и России показал, что действия персонала в этой стрессовой ситуации не адек­ватны [9]. Особую роль в по­добных ситуациях играет по­нимание персоналом степени опасности для них лично. В США в 50-ые годы был прове­ден очень некорректный «ро­зыгрыш» — группе физиков во время работы по оценке коэф­фициента критичности обога­щенного урана сымитировали возникновение СЦР. Им были хорошо известны последствия подобных инцидентов, которые имели место в США и СССР. Была проведена реконструк­ция доз нейтронного облуче­ния и каждому из участников назвали величину дозы, кото­рую он якобы получил с учетом его положения относительно места СЦР во время опыта. У всех участников развилась лу­чевая болезнь, степень тяже­сти которой соответствовала названной дозе. Убедить их в том, что это розыгрыш, было невозможно. Кончилась эта история судом, который обязал «шутников» оплатить расходы на лечение пострадавших.

Жорж Кювье еще в XVIII веке гениально определил сущность катастрофы как целостную, системную, необратимую по­терю организации. Отличи­тельный критерий катастро­фы — она всегда необратима, она отрицает соотношения целого и его частей и способ (технологию) функционирова­ния целостности. Катастрофу нельзя «подлатать», провести капитальный ремонт ядерной установки или ее элементов, системы аварийной защиты и т. п. Это определяет фатальную необходимость превентивной готовности к катастрофическо­му развитию событий.

И еще о событиях 22 сен­тября 2009 года. Где же при­оритет безопасности, когда запасные части (в данном случае шток клапана высокого давления) изготавливаются как самоделки с нарушениями со­става металла, размеров, по­крытия и технологии сборки? Потеря значительного количе­ства теплоносителя, темпера­турный шок корпуса реактора, оболочек каналов и другого оборудования — это мелочи? А если бы истечение останови­ли чуть позже? Не думайте, что вы контролировали ситуацию. Я на всю жизнь запомнил про­читанные в молодости слова отца кибернетики Норберта Винера, сказанные во время дискуссии на тему кто умнее — человек или ЭВМ? Оппонен­ты считали, что человек может доверять машине все, так как если она выйдет из-под управ­ления, он в любой момент может просто выключить машину. Ученый на это возразил: «Надо только знать, когда ее выклю­чить!» А составители «Порядка организации работ» разве не знали, что при положительном результате испытаний клапан высокого давления откроется и теплоноситель, содержащий повышенную концентрацию бора и продукты деления, вый­дет в объем оболочки реакто­ра? Должны они были знать и то, что уже имели место случаи непосадки клапана на седло после срабатывания? Однако допустили загрязнение обору­дования первого контура и кор­пуса реактора и бором и ПЯД. А то, что персонал вынужден работать в прямом контакте и с радиоактивностью, и с бором, вообще не в счет? Так что зря уж чуть ли не с гордостью ра­ботники АЭС говорят, что они ничего, дескать, не загрязни­ли. Оказывается можно «пере­жить» громадные, в сотни млн. гривен убытки из-за явных на­рушений технологии, а вот най­ти средства (которые, кстати, в основном выделяются) на реализацию мероприятий по повышению безопасности не­возможно!

В США существует система, поощряющая вскрывать любые технологические нарушения в работе АЭС. Работника, сооб­щившего о нарушении, нельзя уволить. Мы же блюдем какую-то, извините за выражение, «честь мундира».

Мы это уже проходили. Не­задолго до аварии на ЧАЭС главный инженер Союзатомэнерго Н. М. Воронин стыдил меня, профессора кафедры АЭС Одесского политехниче­ского института, переживше­го уже не одну аварию, за то, что требуя несколько сот тысяч рублей на работы по монито­рингу и безопасности окружа­ющей среды в районе ЧАЭС, я отвлекаю средства, пред­назначенные на техническую безопасность. По его словам, она настолько высока, что заниматься окружающей средой вообще нет необходимости. Не повторяют ли руководители от­расли в Украине эту же ошибку? Ведь из стоимости одного бло­ка АЭС около 5 млрд долларов США примерно 70 % приходит­ся на системы безопасности. Так допустимо ли экономить несколько процентов на мерах, обеспечивающих эффективное использование этих систем, и не тратить в последующем десятки млрд долларов на ликвидацию последствий ава­рий? Думаю, что ответ на этот вопрос очевиден.

Как можно привить чувство необходимости абсолютно­го соблюдения персоналом технологических требований и правил безопасности, ког­да высшее руководство НАЭК «Энергоатом» в ответ на тре­бование ГКЯР Украины произ­вести кадровые изменения в связи с систематическим не­выполнением важнейших ме­роприятий программы повы­шения безопасности отвечает, что замечания Главного регу­лятора, выдающего лицензии на работу АЭС, не достаточно обоснованы и поверхностны? Правовой нигилизм, особенно со стороны руководства, недо­пустим в атомной энергетике, так как последствия его оче­видны.

Каждый скрытый случай технологического наруше­ния или аварии, даже ма­ленького масштаба — это преступление (по-украински лучше — злочин) перед все­ми и предательство своих родных и близких. И это ни­какая не высокопарность, а просто так оно и есть. Каждый себе судья, но «Сверху видно всё, ТЫ так и знай»... И, пожа­луйста, не обманывайте себя и нас, что это делается во благо атомной энергетики. Если та­кое положение будет продол­жаться, нужно сделать вывод о том, что мы не доросли до техники столь высокого уров­ня. И отказаться от ее исполь­зования.

Очевидна необходимость, с одной стороны, не допускать возможности возникновения и развития аварии и прибли­жения «к точке времени», а с другой — повышения превен­тивной готовности к крупным авариям и катастрофам и раз­вития систем безопасности не только на техническом, но и на организационном уровне. К сожалению, и здесь дела обстоят откровенно плохо. Только сбор аварийного шта­ба на АЭС занимает планово два часа. Эффективная защи­та от йодной атаки в случае выброса продуктов ядерного деления в окружающую среду в Украине остается не обеспе­ченной.

При ликвидации послед­ствий аварии опыт ученых в значительной мере реали­зуется администраторами, принимающими решения, и отраслевыми специалиста­ми, не имеющими специ­альной подготовки в области радиационной защиты насе­ления. Поэтому последствия промедления при ликвидации радиационных аварий должны быть известны и понятны пер­соналу АЭС и лицам, принима­ющим решения на всех уровнях вертикали управления. Необ­ходимы подготовка и тренинг кадров по вопросам аварийного реагирования за пределами АЭС.

Можно с уверенностью ска­зать, что СССР был готов к бы­строму аварийному реагирова­нию на чернобыльскую аварию в плане научного обоснования и разработки конкретных мер по снижению дозы облучения населения от внешнего и вну­треннего (за счет потребления сельскохозяйственной продук­ции) облучения. К сожалению, они не были изучены до аварии и их крайне ограниченно вос­требовали после неё.

Таким образом, готовность к аварии включает в себя не только наличие знаний о раз­витии аварии, формировании её последствий и возможных путях защиты, в том числе в виде руководств и рекомен­даций, но, прежде всего, го­товность и умение применить эти знания и опыт. Особое внимание следует уделить ^проблеме оперативного про­гнозирования и мониторин­га радиационной обстановки в аварийных ситуациях для обоснованного принятия ре­шений. Для регионов всех атомно-энергетических пред­приятий необходимо изучить радиационно-гигиенический статус — пути формирования доз облучения и параметры миграции наиболее опасных в биологическом отношении радионуклидов. Критичность природных объектов и прио­ритетность контрмер должны быть установлены для каждого значимого природного комп­лекса в доаварийный период. Однако мы не можем убедить руководство уделить этим во­просам должное внимание, несмотря на горькие уроки Чернобыля. А ведь потенциал Украины намного меньше по­тенциала бывшего Союза.

В Украине практически нет средств оперативного мони­торинга регионов аварии. В отличие от России, у нас прин­ципиально хуже разработана нормативная база аварийных действий, особенно плохо об­стоит дело с кадрами: в стране, пережившей Чернобыль, спе­циалистов в области радиаци­онной защиты и мониторинга окружающей среды не гото­вят, а в специализированных службах произошла настолько глубокая ротация кадров, что специалистов, приобретших  опыт в области ликвидации по­следствий аварии, практически не осталось.

За годы независимости Украины и особенно в пе­риод экономического, а во многом, энергетическо­го кризиса, наша атомная энергетика убедительно до­казала способность беспе­ребойного снабжения стра­ны электроэнергией с себе­стоимостью в несколько раз ниже по сравнению с тепло­вой энергетикой и со значи­тельно меньшим загрязне­нием окружающей среды, и заслужила признательность за это. Значит, есть для этого квалифицированные кадры, но нужна правильная организация работы. Вот и давайте думать: откажемся от атомной энер­гетики или возьмемся за дело пока еще не поздно? В против­ном случае продление сроков работы существующих бло­ков и строительство новых просто недопустимо!

Приоритетом должны стать работы по обеспечению не­укоснительного соблюдения ядерной и радиационной бе­зопасности, как главных компо­нентов культуры безопасности. На бумаге у нас есть практиче­ски все. Нужна единая государ­ственная система мероприя­тий и Программа, выполнение которой взято под контроль не только ГКЯР Украины, но и Ка­бинетом Министров Украины, Советом Национальной безо­пасности и обороны Украины, Национальной Комиссией ра­диационной защиты населе­ния Украины Верховной Рады Украины, независимой научно-технической экспертизой Укра­инского ядерного общества. Инициатива составления такой Государственной Программы мероприятий по повышению безопасности атомной энер­гетики должна исходить со­вместно от энергетиков, уче­ных и общественности. Ход вы­полнения Программы должен регулярно освещаться в СМИ.

Ее финансирование должно проводиться в полном объеме при любых условиях, что долж­но быть определено соответ­ствующим Постановлением Кабинета Министров Украины.

Необходимо восстановить существовавший ранее ин­ститут головных научных ор­ганизаций, ответственных за научное сопровождение атом­ной энергетики. Много сил для решения проблемы прилагает В. К. Бронников — опытней­ший атомщик, обеспечивший пуск блоков нескольких АЭС, в т. ч. крупнейшей в Европе За­порожской АЭС. Да вот сред­ства на выполнение общей для всех блоков всех АЭС задачи почему-то можно взять только из финансирования строитель­ства новых блоков. Сколько же и кого надо обманывать в не­зависимом государстве, чтобы по-государственному решать столь важные задачи?!

Прошу настоящую статью считать моим обращением к специалистам, управляющим и эксплуатирующим АЭС Украи­ны, к членам Украинского ядер­ного общества.

От АtomNews вместо послесловия: Энергоатом - лидер по закрытости информации



 

 

Другие статьи по теме

АЭС(793), Дискуссионный клуб(375)

 

Комментарии

21.10.2010 17:03:31 fox
Награды нашли своих героев: http://www.rosatom.ru/wps/wcm/connect/rosatom/rosatomsite/journalist/news/e6aa6a804464667d82e9eb495570b175 интересно, а денежные премии полагаются?
12.10.2010 21:20:44 SQLap
Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа… (В. И. Ленин) Возможно, уважаемый Борис Самуилович и прав в своем искреннем желании возвысить безопасность населения Украины до уровня цивилизованного мира. Однако представляю себе горькую усмешку какого-нибудь инженера по ремонту реакторного отделения АЭС, которому годами не удовлетворяют заявки на замену изношенных задвижек, прокладок и прочей «ерунды» СВБ по сравнению с глобальной «Программой повышения безопасности…». Совершенно солидарен с инженером. Наше государственное управление не замечает проблем маленьких людей и вопросов текущей эксплуатации. При этом чиновники от ядерной энергетики срывают бурные аплодисменты на конференциях от различного рода «проектов». Откуда будем брать деньги на эти удовлетворение богемных замашек, господа? Очевидно, опять сэкономим на задвижках.
12.10.2010 19:43:55 инженер
Процентов 40 из того, что заложено в старых, добрых советских правилах и нормах, или не реализовано, или не выполняется. Все увлеклись, и это понятно, зарубежными модными штучками. Приятно шаркать по паркету, под ручку с очередной миссией-комиссией, и за бокалом шампанского обсуждать проблемы безопасности во вселенском масштабе. Кому охота рыться в истлевших документах или ржавом радиоактивном железе и наводить элементарный порядок?
11.10.2010 14:05:04 SQLap
Не ждите чудес. Бюджетных денег никогда не хватит, потому что планка безопасности будет повышаться государственными чиновниками для обеспечения прежде всего своего безоблачного существования. Причем тут «качество» реализаторов? Порядок можно навести только рыночными методами. Если Программы безопасности стоят дороже выработки электричества, то зачем такие атомные блоки? Таким образом, во всем виноват несознательный инвестор, который не желает войти в бедственное положение Украины и дать денег на гениальные Стратегии, Концепции, Планы, Программы украинских чиновников.
09.10.2010 13:08:32 fox
Сергей +100
08.10.2010 9:49:08 сергей
Наличие (отсутствие) программ ,как и существование заявлений (деклараций) не имеет никакого отношения к состоянию дел.Влияние оказывает "качество" заполнения документов и "качество" реализаторов-исполнителей.Если ,"качество" исполнителей не соответствует ,то и без программ улетают средства ,что собствено и происходит.И ,увы,далеко не по "тройной цене". Борис Самуилович пишет об осознании ответственности и готовности к последствиям при сохранении текущего положения дел.
07.10.2010 23:48:02 SQLap
Для Сергея и всех, кто в танке объясняю. Уже разработаны мероприятия по повышению безопаности АЭС НАЭК, на которые успешно тратятся по тройной цене деньги налогоплательщиков. Вы хотите еще ограбить народ на реализацию "Государственной Программы мероприятий по повышению безопасности атомной энер­гетики"?
05.10.2010 21:00:13 сергей
Борис Самуилович очень тактично и мягко выразил свою обеспокоенность состоянием дел в консерватории.И по сути он прав ,но реальная дейсвительность превосходит самые "черные" представления.Если и "сгущаю",то самую малость.И не могу согласиться с идеализацией Бронникова.
30.09.2010 20:28:38 инженер
Можно было ограничиться одним лозунгом. Если повторится, хотя бы на 1% Чернобыль, то весь ядерный ренессанс, и у нас и за бугром, накроется медным тазом. Ура товарищи!
30.09.2010 18:20:51 SQLap
О чем статья? Да ни о чем. Для профессоналов - это явно не откровение, для "деловых" и политиков - информационный шум, для обывателей - провокация. Повторяются давно известные события, опять слышим истины из учебников. Арсенал аргументов не меняется, меняются только контекст и пророчества. На этот раз нам предствалена позиция сторонников Бронникова (типа за инвестиции в атомной энергетике) против государственников (все затраты - на тариф). Все это продолжение бесконечной игры: борьба бобла с боблом.
30.09.2010 14:30:46 гость
а еще была запроектная авари 1981 г. на блоке 1 Ровенской АЭС, которая чудом не переросла в подобие Чернобыля, но загадили все вокруг конкретно
30.09.2010 14:25:18 Yura56
Культура питается соками хозяйства, и нужен материальный избыток, чтобы культура росла, усложнялась и утончалась © Л. Д. Троцкий, "Преданная революция: Что та-кое СССР и куда он идёт?"
* Ваше имя
* Комментарий
 
правила размещения комментариев
 
 
Статьи










Все статьи
Опрос
Будет ли строиться завод СЯТ в Украине?

Да, с ТВЭЛом
Да, с Westinghouse
Будет, но не при нашей жизни
Нет. Достаточно двух производителей на рынке
Нет. Конкуренты договорятся и построят СП в Чехии
Нет. Согласуют СП на базе НЗХК

Теги
Атомпром(245) - АЭС(793) - В мире(744) - Дискуссионный клуб(375) - ЗАЭС(162) - Инжиниринг(26) - Кадры(132) - КИУМ(7) - Курьезы(39) - МОКС-топливо(14) - МЦОУ(31) - Наука(83) - Оказывается(130) - ОЯТ(89) - Продление ресурса(86) - РАО(54) - РАЭС(152) - Регуляторная политика(367) - Термоядерный реактор(15) - Технологии(202) - Украина(489) - Уран(215) - Финансы(207) - ХАЭС(202) - Цирконий(9) - ЧАЭС(247) - ЮУАЭС(189) - Ядерное машиностроение(175) - Ядерное приборостроение(25) - Ядерное топливо(396)
Реклама
Авиабилеты avia.ua
Погода Киев
Информационные партнеры
AtomInfo.ru
Асоціація «Український ядерний форум»
Вісник екологічної безпеки
Архів Вісника екологічної безпеки
© 2009-2020 AtomNews
Агентство атомных новостей
Использование и перепечатка материалов допускается при указании ссылки на источник.

Разработка и дизайн
Интерактивные системы