AtomNews

Агентство атомных новостей  

RSS
АНОНС. ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ ВЕСЕННЕЙ ШКОЛЫ НАЭК «ЭНЕРГОАТОМ»     ПРЕЗИДЕНТ ЭНЕРГОАТОМА И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРОФКОМА КОМПАНИИ ПОДПИСАЛИ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР НА 2015 ГОД     О НЕДОВЕРИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ЭКСПЕРТАМ ПО ЯДЕРНОЙ И РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ И МАГАТЭ     ХМЕЛЬНИЦКАЯ АЭС В 2014 ГОДУ УВЕЛИЧИЛА ПЛАТЕЖИ В БЮДЖЕТ НА 9% ‒ ДО 368,6 МЛН ГРН     ОПЕРАТИВНЫЙ ПЕРСОНАЛ ЗАПОРОЖСКОЙ АЭС ПРОХОДИТ КУРС ПОДДЕРЖАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ     
Мнение эксперта 
01.04.2016 16:07:11 

18.03.2015 8:53:49 Левый берег

17.07.2014 15:08:03 

23.06.2014 15:58:00 Дело

12.06.2014 18:31:42 AtomNews

07.05.2014 15:16:50 UA-energy

06.03.2014 16:46:28 Форбс.ua

31.01.2014 10:38:29 AtomNews

24.10.2013 10:13:32 AtomNews

02.10.2013 13:58:02 

Статья
Эксперт-Украина

19.10.2011 15:23:00

Турбоатом» — одно из немногих украинских предприятий, которому относительно благополучно удалось пережить распад Советского Союза, перестроить свою работу под новые реалии и расширить географию поставок. Сегодня оно является одним из крупнейших в мире и успешно конкурирует с такими мощными концернами, как немецкий Siemens или французский Alstom. При этом более 75% акций «Турбоатома» по-прежнему принадлежит государству. (Около 15% — в собственности компании «Сварог Эссет Менеджмент», которая входит в группу «Энергетический стандарт» российского бизнесмена Константина Григоришина, остальное — у представителей трудового коллектива и ряда частных фирм.) Несколько лет назад украинское правительство обвинило компанию Григоришина в рейдерстве. О том, находят ли сейчас взаимопонимание акционеры, что изменилось в работе завода за годы независимости и кто станет обладателем контракта на поставку двух турбин общей стоимостью более 200 млн долларов для Хмельницкой АЭС, «Эксперт» расспросил генерального директора ОАО «Турбоатом» Виктора Субботина.

— Как изменилась структура сбыта предприятия за годы независимости Украины? Например, сколько турбин производилось, скажем, в 1985 году и сколько сейчас?

— В 1980-е годы завод производил гидравлические (для гидроэлектростанций) и паровые турбины (для тепловых и атомных станций) общей мощностью около 4,6 тысячи мегаватт ежегодно. При этом на предприятии работало более десяти тысяч человек. Сейчас численность трудящихся составляет 5,2 тысячи, а в производстве ежегодно находятся турбины общей мощностью около двух тысяч мегаватт в год. Иными словами, мы вышли на показатели выработки, сравнимые с советским периодом. И сегодня у нас есть потенциал роста. По моим прогнозам, завод в ближайшие два года может увеличить объемы минимум в полтора раза.

— Какую долю в заказах предприятия занимают ремонтные работы, а какую — производство новой продукции?

— Ремонтные работы и изготовление запасных частей для действующих станций занимают около 15 процентов. Наши основные заказы — новое строительство и модернизация. Мы реконструируем действующую генерацию, а это, по сути, новое рыночное предложение: «Турбоатом» предлагает поставить на старых фундаментах новые турбины с современными конструкторскими решениями. Для заказчика это стоит почти вдвое дешевле, чем строительство с нуля. Например, вместо турбины мощностью 300 МВт, которая отработала 40 лет, на тот же фундамент с максимальным сохранением вспомогательного оборудования ставим турбину мощностью до 350 МВт. При этом на пять процентов снижается расход топлива на энергоблоке и продлевается срок службы станции на 20-25 лет.

— Если «Турбоатом» поставляет новую турбину для замены агрегата собственного производства или проводит ремонтные работы своей продукции, обязательна ли полноценная тендерная процедура? Или достаточно конкурса на одного участника?

— Любая наша поставка, любое действие — это полноценная тендерная процедура. Сегодня основные фирмы-производители турбин способны предложить заказчику альтернативные решения по модернизации оборудования любого из конкурентов. Мы, например, сумели убедить заказчиков в Украине, которые эксплуатируют турбины производства ОАО «Силовые машины» (российская энергомашиностроительная компания, основным владельцем является Алексей Мордашов. — «Эксперт»), что сумеем лучше россиян модернизировать турбину мощностью 200 мегаватт, которая отработала 30 лет. (Речь идет о паровой турбине для компании «ДТЭК Востокэнерго». — «Эксперт».)

Сейчас теплоэлектростанции активно модернизируют действующие энергоблоки. И предложение, которое мы сделали украинским энергетическим компаниям, нашло хорошую поддержку в правительстве Украины.

Люди и железо

— Насколько остро на заводе стоит вопрос персонала?

— Как я уже говорил, у нас сегодня работают более пяти тысяч человек, из которых 61 процент — промышленный персонал и 39 процентов — инженерно-технический. Еще четыре года назад на предприятии была сложная ситуация с работниками: почти половину пятитысячного коллектива составляли пенсионеры. Чтобы изменить положение, мы заключили договоры с харьковскими вузами, техникумами и училищами, которые, хоть и в небольшом количестве, но выпускают необходимых специалистов — технологов, конструкторов, станочников. На предприятии были открыты обучающие классы и центры переподготовки и подготовки кадров. Кроме того, «Турбоатом» заключил договоры с Центром занятости.

Но самое главное — мы создали на заводе условия, привлекающие молодежь. Изменили порядок оплаты труда: ушли от советской сдельщины, когда оценивали железо, а не человека. Раньше на каждую деталь были свои расценки. В результате самые выгодные изделия забирали себе опытные работники, а то, на чем тяжело заработать, оставляли молодым. Естественно, молодежь в таких условиях долго не задерживалась.

Поэтому мы ввели почасовую оплату труда. Конечно, такой подход обязывает администрацию правильно организовывать рабочий процесс. Молодые люди получили возможность нормально зарабатывать. Сегодня сотрудник, который проработал у нас три месяца и немного освоил работу на станке, получает около трех тысяч гривен в месяц, что сопоставимо с зарплатой на рынке, но при этом у него есть перспектива профессионального роста и увеличения зарплаты.

Молодежь активно потянулась на завод: ежедневно в отдел кадров обращаются около 50 человек. За последние четыре года средний возраст на предприятии сократился на пять лет (до 45 лет). При этом мы стараемся сохранить преемственность. Самые опытные специалисты у нас на особом контроле — высококвалифицированные сотрудники получают от десяти тысяч гривен. Около тысячи работников зарабатывают более пяти тысяч. Сотрудникам «Турбоатома» гарантированно выплачивается тринадцатая зарплата. Мы вышли на стабильный уровень, но в дальнейшем с ростом объемов производства необходимо будет увеличивать штат.

— В каком состоянии находится производственное оборудование предприятия? Намерены ли вы проводить модернизацию? Сколько средств необходимо для таких целей?

— В советские годы ОАО «Турбоатом» было хорошо оснащено технически. Но есть три направления, которые не были в тот период модернизированы: лопаточное, литейное и кузнечное.

В свое время лопаточное производство было размещено в Ленинграде, откуда централизованно снабжались продукцией все турбинные заводы Союза. Недавно мы намерились модернизировать это направление. До кризиса нам предлагали купить для лопаточного цеха швейцарское оборудование за несколько миллионов евро, но руководство предприятия решило обойтись своими силами и средствами. И хорошо, что так решили, ведь сейчас имели бы проблемы с обслуживанием кредитов. В лопаточном цехе были восстановлены и модернизированы старые станки — на них установили системы числового программного управления. В итоге мы в разы увеличили объемы работ I и сэкономили более 40 миллионов гривен.

В литейном производстве проблему создавало устаревшее оборудование 1930-х годов. Тут пришлось идти на более радикальные меры — мы полностью убрали старое и установили новое формовочное оборудование из Италии. Кстати, «Турбоатом» первым сделал это среди машиностроительных и металлургических заводов Украины. Установили также новые чешские термические печи, полностью отремонтировали корпуса, до конца года поставим новую дробеструйную камеру. В следующем году приступим к замене сталеплавильных печей. Сегодня на переоснащение литейного цеха направлено около двух миллионов евро.

Кроме того, на заводе начинается модернизация кузнечного направления.

Что касается реконструкции основного производства предприятия, то этим мы занимаемся постоянно. Сейчас модернизируем определяющий станок завода — портально-фрезерный Walarich Coburg. Более четверти века назад для «Турбоатома» его изготовила одноименная немецкая фирма, с которой сейчас мы заключили контракт на ремонт и модернизацию. Оборудование частично демонтировано и отправлено в Германию. В первом квартале 2012 года станок возвратят на завод. Стоимость этого контракта — два с половиной миллиона евро.

— Предприятию хватает собственных средств на эти цели или приходится обращаться в банки за кредитами?

— Мы стараемся обходиться без займов. Сегодня у нас нет ни одной копейки кредита.

Международный атом

— Кто в мире, на ваш взгляд, является основными конкурентами «Турбоатома»?

— Всего в мире около десяти крупных компаний, аналогичных нашему предприятию. Это французский Aistom, немецкий Siemens и японские фирмы. В последнее время активно развиваются индийские и китайские турбостроительные компании.

— Часто ли приходится конкурировать с вышеперечисленными компаниями на зарубежных рынках?

— Часто. По дальнему зарубежью мы активно работаем со странами Латинской Америки — в основном в сфере гидроэнергетики. В настоящее время проходит несколько тендеров, в которых «Турбоатом» активно участвует. Поверьте, конкуренция там серьезная. С Евросоюзом мы тоже работаем — это в основном те станции, на которые наше оборудование было поставлено еще в советский период. Возьмите, например, венгерскую атомную электростанцию Paks, финскую АЭС Loviisa и многие другие. География наших поставок — 45 стран мира.

— Сейчас из-за проблем с АЭС «Фукусима» много говорят о необходимости отказаться от атомных станций. Если гипотетически предположить, что страны ЕС уйдут от атомной энергетики, это сильно отразится на рынке?

— Я очень сомневаюсь, что это произойдет в ближайшее десятилетие. Пока еще нет альтернативы атомной энергетики. Другое дело, что надо менять подходы к строительству реакторов, усиливать безопасность, и в этом сегменте будет большая конкуренция.

Есть дивиденды — нет конфликта

— Три года назад вы говорили о попытках рейдерских атак со стороны «Сварог Эссет Менеджмент» — миноритарного акционера ОАО «Турбоатом». Удалось ли уладить конфликт? Какие сегодня взаимоотношения между акционерами предприятия?

— Сейчас у нас нет никаких проблем с акционерами — ни с государством, ни с компанией «Сварог Эссет Менеджмент». У нас нормальные корпоративные отношения.

— Как удалось уладить конфликт?

— Он исчерпал себя. Предприятие работает устойчиво и, к всеобщему удовольствию, прибыльно. Оно имеет большие перспективы, мы платим высокие дивиденды. Нет повода конфликтовать.

— Периодически в экспертной среде всплывает вопрос о дальнейшей приватизации «Турбоатома». Нужно ли приватизировать, на ваш взгляд, это предприятие?

— Лично я не слышал, чтобы вопрос гипотетической приватизации предприятия обсуждался в Кабмине, Фонде государственного имущества или где-то еще. Пока это разговоры политологов и журналистов.

— Но ведь у вас есть свое мнение на этот счет?

— Это не мой вопрос. Моя задача — организовывать текущую деятельность завода. В нынешних условиях предприятие работать может и работает успешно. Будем трудиться в тех условиях, которые нам определит государство.

— Как вы относитесь к идее создания на базе «Турбоатома» энергоконцерна «Укрэнергомаш», куда войдут другие предприятия отрасли?

— Я не знаю, на каком этапе и уровне обсуждается данный вопрос. Никаких совещаний и директив в правительстве на этот счет не было. Пока это одна из возможных перспектив, и я не хотел бы на ней заострять внимание.

Могу сказать, что сейчас «Турбоатом» тесно работает с нашими партнерами. В первую очередь это, конечно, харьковский «Электротяжмаш» — один из крупнейших в мире производителей турбогенераторов и тягового электрооборудования. Мы вместе формируем тендерные предложения заказчику по комплектной поставке. Например, совместно поставляли оборудование для казахстанской ТЭС «Аксу» (пять блоков), ГЭС «Укргидроэнер-го» (48 турбин), для индийских АЭС «Кай-га-3», «Кайга-4» (две турбины) и АЭС «Раджастан» (две турбины). И таких примеров много.

— Кто еще является партнером «Турбоатома»? Как поменялась география поставщиков предприятия за последние годы?

— «Турбоатом» производит комплексную поставку продукции, но крупногабаритное литье и поковки получаем по кооперации. Самые крупные наши поставщики — ОАО «Энергомашспецсталь» (Краматорск) и Новокраматорский машиностроительный завод. Сейчас мы серьезно загрузили краматорские предприятия работой, но также получаем заготовки из России, Италии и Чехии.

— Насколько сложно выстраивать деловые отношения с поставщиками продукции, которые находятся за рубежом? Сталкивается ли завод с таможенными проблемами, срывами сроков?

— Совсем не сложно. Мы живем в век технологий. Проблем на таможне у нас нет, поскольку мы оплачиваем все таможенные пошлины, и сроки поставок нас полностью устраивают.

Главный клиент — Россия

— Какую долю в производстве предприятия занимают украинские государственные заказы, какую — заказы из стран СНГ?

— В зависимости от года до 20-30 процентов — это внутренние заказы. Среди украинских клиентов присутствует тепловая генерация: «Востокэнерго», «Днепрэнерго», «Центрэнерго». У нас есть контракт с «Укргидроэнерго». Кстати, одним из наших конкурентов в этом тендере была французская компания АкЮт.

А вообще «Турбоатом» — экспорто-ориентированное предприятие, ведь до 85 процентов нашей продукции идет за рубеж, причем половина в Россию. Исторически сложилось, что 98 процентов атомных электростанций Российской Федерации укомплектованы турбинами «Турбоатома». Мы их полностью обслуживаем, суммы контрактов исчисляются десятками миллионов долларов. Сейчас завершается изготовление турбины-мил-лионника для блока №3 Ростовской атомной станции. Оборудование для блока №1 завод поставил еще в прошлом веке, пуск блока №2 с нашим оборудовани-1 ем состоялся в минувшем году, а в октябре пройдет тендер на строительство с нуля блока №4, что предусматривает поставку турбины мощностью миллион киловатт.

— Сколько стоит турбина-миллионник?

— Более ста миллионов долларов. Кстати, в мире не более десяти предприятий производят столь мощные турбины.

Мы говорили о странах, с которыми харьковский завод работает уже много лет. А есть ли сейчас заказы, поступившие с новых для предприятий, рынков?

— Мы постоянно работаем над расширением рынка поставок. На сегодняшнем этапе «Турбоатом» участвует в тендерах в Чили и Коста-Рике.

— Насколько сложно вообще получать контракты в новых странах? Нужно ли для этого сильное государственное лоббирование?

— Как такового лобби у нас нет. Любое предприятие, в том числе и государственное, должно собственной продукцией пробивать себе дорогу на рынке. Заводу «Турбоатом» без малого 80 лет, и он успел заработать авторитет. При этом, безусловно, мы нуждаемся в поддержке государства и пользуемся ею. Например, когда в сентябре прошлого года президенты Украины и Казахстана Виктор Янукович и Нурсултан Назарбаев организовали ук-раино-казахстанский бизнес-форум, я доложил им о возможностях «Турбоатома», об истории поставок и новых проектах для казахстанского рынка. Главы государств дали высокую оценку этим проектам, а Назарбаев поручил своим профильным службам подготовить ответные предложения. В результате мы победили в тендере и сейчас для Экибастузской ГРЭС-1 изготавливаем новую турбину мощностью 540 МВт.

— Уже объявлено, что строительство в Украине двух новых энергоблоков Хмельницкой АЭС будет идти в кооперации с российскими предприятиями. Примет ли участие в проекте ОАО «Турбоатом»?

— Если блоки станут достраивать, то там будут наши харьковские турбины.

— Вы надеетесь выиграть тендер?

— Я в этом даже не сомневаюсь. Когда поднимался вопрос о строительстве блоков для Хмельницкой атомной станции, говорили о том, чтобы этим занимался «Турбоатом». Для двух энергоблоков понадобится две турбины единичной мощностью один миллион киловатт каждая. Такой заказ наше предприятие способно выполнить — на его реализацию потребуется около четырех лет.



 

 

Другие статьи по теме

Ядерное машиностроение(175)

 

Комментарии

* Ваше имя
* Комментарий
 
правила размещения комментариев
 
 
Статьи










Все статьи
Опрос
Будет ли реализована директива президента Украины о диверсификации реакторных технологий?

Уже приступили
Будет, но при следующем Президенте
Будет, но через одного Президента
Тут бы назначения президента "Энергоатома" дождаться

Теги
Атомпром(245) - АЭС(793) - В мире(744) - Дискуссионный клуб(375) - ЗАЭС(162) - Инжиниринг(26) - Кадры(132) - КИУМ(7) - Курьезы(39) - МОКС-топливо(14) - МЦОУ(31) - Наука(83) - Оказывается(130) - ОЯТ(89) - Продление ресурса(86) - РАО(54) - РАЭС(152) - Регуляторная политика(367) - Термоядерный реактор(15) - Технологии(202) - Украина(489) - Уран(215) - Финансы(207) - ХАЭС(202) - Цирконий(9) - ЧАЭС(247) - ЮУАЭС(189) - Ядерное машиностроение(175) - Ядерное приборостроение(25) - Ядерное топливо(396)
Реклама
Авиабилеты avia.ua
Погода Киев
Информационные партнеры
AtomInfo.ru
Асоціація «Український ядерний форум»
Вісник екологічної безпеки
Архів Вісника екологічної безпеки
© 2009-2019 AtomNews
Агентство атомных новостей
Использование и перепечатка материалов допускается при указании ссылки на источник.

Разработка и дизайн
Интерактивные системы