AtomNews

Агентство атомных новостей  

RSS
АНОНС. ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ ВЕСЕННЕЙ ШКОЛЫ НАЭК «ЭНЕРГОАТОМ»     ПРЕЗИДЕНТ ЭНЕРГОАТОМА И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРОФКОМА КОМПАНИИ ПОДПИСАЛИ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР НА 2015 ГОД     О НЕДОВЕРИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ЭКСПЕРТАМ ПО ЯДЕРНОЙ И РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ И МАГАТЭ     ХМЕЛЬНИЦКАЯ АЭС В 2014 ГОДУ УВЕЛИЧИЛА ПЛАТЕЖИ В БЮДЖЕТ НА 9% ‒ ДО 368,6 МЛН ГРН     ОПЕРАТИВНЫЙ ПЕРСОНАЛ ЗАПОРОЖСКОЙ АЭС ПРОХОДИТ КУРС ПОДДЕРЖАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ     
Мнение эксперта 
01.04.2016 16:07:11 

18.03.2015 8:53:49 Левый берег

17.07.2014 15:08:03 

23.06.2014 15:58:00 Дело

12.06.2014 18:31:42 AtomNews

07.05.2014 15:16:50 UA-energy

06.03.2014 16:46:28 Форбс.ua

31.01.2014 10:38:29 AtomNews

24.10.2013 10:13:32 AtomNews

02.10.2013 13:58:02 

Статья
Ed Crooks, James Blitz, The Financial Times

13.09.2009 13:38:59

Строительство реактора в Аккую на юго-восточном побережье Турции, планировавшееся с 1970-х годов и теперь осуществляемое российско-турецким консорциумом, задерживается из-за споров о цене. Но Турция четко заявила, что она твердо намерена развивать атомную энергетику.

В 2000 г., откладывая проект на полку, тогдашний премьер-министр страны Бюлент Эджевит (Bulent Ecevit) говорил, что «мир отказывается от атомной энергетики». Теперь, как однажды выразился бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, он взялся за нее «с удвоенной силой».

Если мир хочет удовлетворить спрос на энергоносители и отразить угрозу изменения климата, то множеству стран, как и Турции, придется овладеть мирной ядерной технологией.

Как сказал президент США Барак Обама, выступая в апреле в Праге, «Все страны могут иметь доступ к мирному атому… Мы должны подключить мощь атомной энергии к усилиям по борьбе с изменением климата и по распространению мира».

На долю атомной энергетики приходится 15 процентов вырабатываемого в мире электричества. Атомные электростанции есть примерно в 30 странах; ожидается, что в ближайшие десять лет к ним присоединится от 10 до 20 государств. В настоящее время работают 370 реакторов. По оценкам Международного агентства по атомной энергии, регулирующего органа ООН, до 2050 г. может быть построено 1400 новых реакторов.

Такой рост ставит западных политиков в затруднительное положение, из которого американская администрация в настоящее время срочно пытается найти выход. Возможно, атомная энергетика необходима для того, чтобы остановить изменение климата и гарантировать поставки электроэнергии. Но она ставит серьезные вопросы в сфере безопасности. Отделить мирный атом от разрушительного оружия проще на словах, чем на деле. Обогащенный уран — топливо, используемое на большинстве современных АЭС, – в своей более мощной разновидности применяется при создании ядерного оружия. Вашингтон и его союзники не хотят, чтобы расширение атомной энергетики привело к появлению новых ядерных держав.

В последние десятилетия Индия, Израиль и Пакистан пользовались материалами и технологиями, предоставляемыми в рамках программ «мирного атома», для создания ядерных боеголовок. Сегодня многие опасаются, что тем же самым занимается Иран. «Найти способы легального распространения гражданских ядерных технологий и при этом остановить распространение ядерного оружия – вот основные цели Обамы на ближайший год», – говорит один европейский чиновник.

Чтобы понять, почему этот вопрос оказался в центре внешнеполитической программы американской администрации, важно учесть три ключевых фактора, вдохновляющих атомное возрождение.

Во-первых, это безопасность поставок. По данным Международного энергетического агентства, представляющего богатые страны-потребители энергии, глобальный спрос на энергию, подстегиваемый бурным развитием экономики таких стран, как Китай и Индия, может вырасти к 2030 г. на целых 45 процентов. Растет обеспокоенность по поводу будущей доступности органического топлива, которое во все большей мере будет поставляться узким кругом крупных поставщиков, поэтому потребители энергии осознают выгоду диверсификации своих источников.

Во-вторых, это экономика. Экономика атомной энергии – вопрос, вызывающий ожесточенные споры, и она очень чутко реагирует на изменения таких переменных, как издержки строительства. Неоспоримо одно: она дает источник энергии, не зависящий от цен на нефть.

Даже для таких богатых нефтью и газом стран, как Иран и ОАЭ – еще одно государство, желающее строить мирные реакторы, – атомная энергетика имеет смысл, так как она высвобождает для экспорта еще больший объем их углеводородов. Прибыль от этого экспорта «легко окупит инвестиции в атомную энергетику», — говорит Ханс-Хольгер Рогнер (Hans-Holger Rogner) из МАГАТЭ. В контексте цен на нефть и газ в долгосрочном плане «это рентабельно».

Наконец, усиливается давление с целью решения вопросов изменения климата. США и их союзники признают, что глобальная борьба за введение лимитов на выбросы парниковых газов означает необходимость в наличии атомных вариантов. Атомная энергетика почти не дает выбросов, и, если рост потребления энергии не приведет к резкому повышению концентрации двуокиси углерода в атмосфере, то она, вероятно, будет играть все более важную роль.

По оценкам МЭА, для удержания глобальных температур на приемлемых уровнях к 2050 г. мировой атомный потенциал придется увеличить более, чем в пять раз.

Все более активные шаги международного сообщества по введению пошлин на выбросы двуокиси углерода, которым, скорее всего, будет дан новый импульс на декабрьской конференции ООН по климату в Копенгагене, также делают атомную энергетику более привлекательной.

Ее противники заявляют, что даже существенное расширение атомной энергетики окажет незначительное воздействие на глобальный уровень выбросов. Эксперты из числа ее сторонников признают, что она, возможно, не является «серебряной пулей», которая разрешит кризис, но вполне может оказаться одной из «серебряных дробин», которые вместе способны переломить ситуацию.

«Критики говорят, что с атомной энергетикой связано множество проблем – слишком мало, слишком поздно, слишком опасно и дорого, — говорит Рогнер. – Но если мы хотим обуздать выбросы парниковых газов и не используем атомную энергию для постоянной выработки электричества, то что нам остается?»

Успех глобальной индустрии ни в коей мере не гарантирован. Ему может воспрепятствовать ряд факторов. Против атомной энергетики может восстать общественное мнение. Частные инвесторы могут отказаться предоставить огромные средства, необходимые для создания АЭС. Вероятно, ощущающийся во всем мире дефицит квалифицированных инженеров и предприятий по производству ключевых компонентов станет главным препятствием на пути достаточно быстрого создания новых реакторов. До сих пор не найдено практических решений проблемы долгосрочного хранения радиоактивных отходов.

Однако наибольшую тревогу относительно возрождения атомной энергетики вызывает ее связь с распространением ядерного оружия. Сами по себе АЭС не представляют большого риска – проблемы связаны с процессом обогащения урана, который может служить как гражданским, так и военным целям.

«Мир станет гораздо более опасным, если еще больше стран получит возможность обогащения и переработки, поскольку тогда у нас будет больше потенциальных ядерных держав», — говорит Леонор Томеро (Leonor Tomero) из вашингтонского Центра нераспространения и контроля над вооружениями (Center for Arms Control and Non-Proliferation).

Поэтому администрация Обамы и ее главные союзники считают, что нужно ужесточить правила игры прежде, чем появится очередная волна реакторов. В центре их внимания – конференция по пересмотру договора о нераспространении ядерного оружия сорокалетней давности, которая пройдет в мае следующего года в Нью-Йорке. Более 160 стран постараются выработать более строгие правила, расширяющие применение мирной атомной энергии и предусматривающие наказание для тех государств, которые пытаются параллельно разрабатывать ядерное оружие. Однако подозрения и антипатии в отношениях между членами ядерного клуба и теми, кто стремится в него войти, говорят о том, что достичь согласия будет нелегко.

Выработка более жестких правил – лишь одна из частей стратегии США. Среди других идей, находящихся на рассмотрении, — предложение МАГАТЭ о создании небольшого числа крупных банков ядерного топлива, которые снабжали бы множество атомных реакторов. Достоинство этой идеи в том, что она будет означать, что у большинства стран нет веских причин для самостоятельного обогащения урана так, как сегодня это пытается делать Иран.

Параллельно выдвигаются и другие идеи о том, как гарантировать безопасность ядерных материалов. В частности, США хотят провести в марте будущего года в Вашингтоне конференцию по ядерной безопасности, цель которой — выработать меры по недопущению попадания ядерных материалов в руки террористов. «Идея здесь заключается в том, что мы должны расширить роль МАГАТЭ таким образом, чтобы его функции не ограничивались советами странам по обеспечению безопасности их материалов, — говорит один британский чиновник. – Кроме того, на страны будут возложены дополнительные обязанности по допуску инспекторов, проверяющих их процедуры в области безопасности на соответствие стандартам».

Есть указания на то, что некоторые страны готовы воздержаться от обогащения урана. Например, ОАЭ заявили, что их не интересует проведение полного топливного цикла и они готовы покупать топливо у международного поставщика.

Но существует и сопротивление. Некоторые страны из числа тех, что, возможно, желают заниматься атомной энергетикой, — такие, как развивающиеся страны из Группы 77 и Движения неприсоединения, говорят, что им нужна уверенность в том, что ядерное топливо будет доступно в необходимом объеме. По их словам, небольшое число топливных банков не сможет этого обеспечить.

Другие, в том числе, ведущие развивающиеся экономики – такие, как Бразилия и Египет, отказались подписать «дополнительный протокол» к договору о нераспространении, дающий МАГАТЭ право на беспрепятственное проведение инспекций на ядерных объектах любой страны. Почти все страны мира, включая Иран, подписали ДНЯО – кроме Индии, Пакистана и Израиля. Однако всего 123 страны подписали дополнительный протокол и лишь 91 ввела его в действие.

По словам Томеро, шансы на достижение компромисса на майской конференции по пересмотру ДНЯО оцениваются несколько скептически. Сохраняются сильные подозрения относительно того, что США и другие ядерные державы стремятся задать правила, соответствующие их целям. Последняя попытка пересмотра ДНЯО, предпринятая в 2005 г., закончилась провалом. Четыре года спустя ставки выросли. Если конференция 2010 г. пройдет таким же образом, то последствия – для безопасности, благополучия и климата во всем мире – будут самыми мрачными.

Прибыльный сплав политики и бизнеса

Через несколько недель Абу-Даби начнет писать свою атомную историю, назвав победителя тендера на несколько миллиардов долларов. После запуска первых реакторов ориентировочно в 2016 г. эмират станет первым арабским государством с атомной энергетикой. За Абу-Даби последуют другие: Саудовская Аравия, Кувейт, Катар и Иордания заявили о желании развивать атомную энергетику.

Зарождающийся рынок привлек к себе немалый политический и коммерческий интерес. Политические соображения могут иметь высочайший приоритет, но насколько выгодны возможности ядерного бизнеса – пока неясно. Международный интерес к ближневосточному рынку заметно превышает его коммерческую ценность, считает Стив Кидд (Steve Kidd) из Всемирной ядерной ассоциации. По оценкам ВЯА, к 2020 г. в регионе будут действовать всего два ядерных реактора помимо иранского, а к 2030 г. – всего четыре. «Не так уж много по сравнению с Китаем, где можно участвовать в тендерах на строительство целых сорока».

Одна из главных причин имеет явно политический характер. Нигде это не демонстрируется так убедительно, как во Франции, родине ряда ведущих мировых атомных компаний – таких, как EDF, GdF-Suez и Areva. Эти фирмы – все они участвуют в тендере Абу-Даби – являются ключевыми инструментами атомной дипломатии президента Николя Саркози на Ближнем Востоке: противодействовать амбициям Ирана в сфере обогащения, но не исключать возможности продажи атомного ноу-хау тем странам, которые готовы соблюдать международные нормы. «Это самый лучший способ показать Ирану, что мы не против атомной технологии на Ближнем Востоке», — говорит один чиновник французского правительства.

Кроме того, Франция считает, что атомные контракты повлекут за собой более широкую коммерческую выгоду – особенно, в сфере обороны и инфраструктуры. Елисейский дворец направил в регион сенатора Филиппа Марини (Philippe Marini) для изучения способов продвижения интересов Франции. Недавнее решение об открытии суверенным инвестиционным фондам доступа к капиталу государственной компании Areva – лишь один из первых результатов. «Совершенно очевидно, что мирный атом тесно связан с политической стратегией», — отмечает Марини. Между тем, уже несколько ближневосточных фондов подписали контракты с французскими компаниями.

Перевод: "Голос России"



 

 

Комментарии

* Ваше имя
* Комментарий
 
правила размещения комментариев
 
 
Статьи










Все статьи
Опрос
Будет ли строиться завод СЯТ в Украине?

Да, с ТВЭЛом
Да, с Westinghouse
Будет, но не при нашей жизни
Нет. Достаточно двух производителей на рынке
Нет. Конкуренты договорятся и построят СП в Чехии
Нет. Согласуют СП на базе НЗХК

Теги
Атомпром(245) - АЭС(793) - В мире(744) - Дискуссионный клуб(375) - ЗАЭС(162) - Инжиниринг(26) - Кадры(132) - КИУМ(7) - Курьезы(39) - МОКС-топливо(14) - МЦОУ(31) - Наука(83) - Оказывается(130) - ОЯТ(89) - Продление ресурса(86) - РАО(54) - РАЭС(152) - Регуляторная политика(367) - Термоядерный реактор(15) - Технологии(202) - Украина(489) - Уран(215) - Финансы(207) - ХАЭС(202) - Цирконий(9) - ЧАЭС(247) - ЮУАЭС(189) - Ядерное машиностроение(175) - Ядерное приборостроение(25) - Ядерное топливо(396)
Реклама
Авиабилеты avia.ua
Погода Киев
Информационные партнеры
AtomInfo.ru
Асоціація «Український ядерний форум»
Вісник екологічної безпеки
Архів Вісника екологічної безпеки
© 2009-2019 AtomNews
Агентство атомных новостей
Использование и перепечатка материалов допускается при указании ссылки на источник.

Разработка и дизайн
Интерактивные системы