AtomNews

Агентство атомных новостей  

RSS
АНОНС. ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ ВЕСЕННЕЙ ШКОЛЫ НАЭК «ЭНЕРГОАТОМ»     ПРЕЗИДЕНТ ЭНЕРГОАТОМА И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРОФКОМА КОМПАНИИ ПОДПИСАЛИ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР НА 2015 ГОД     О НЕДОВЕРИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ЭКСПЕРТАМ ПО ЯДЕРНОЙ И РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ И МАГАТЭ     ХМЕЛЬНИЦКАЯ АЭС В 2014 ГОДУ УВЕЛИЧИЛА ПЛАТЕЖИ В БЮДЖЕТ НА 9% ‒ ДО 368,6 МЛН ГРН     ОПЕРАТИВНЫЙ ПЕРСОНАЛ ЗАПОРОЖСКОЙ АЭС ПРОХОДИТ КУРС ПОДДЕРЖАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ     
Мнение эксперта 
01.04.2016 16:07:11 

18.03.2015 8:53:49 Левый берег

17.07.2014 15:08:03 

23.06.2014 15:58:00 Дело

12.06.2014 18:31:42 AtomNews

07.05.2014 15:16:50 UA-energy

06.03.2014 16:46:28 Форбс.ua

31.01.2014 10:38:29 AtomNews

24.10.2013 10:13:32 AtomNews

02.10.2013 13:58:02 

Статья
AtomNews

21.10.2009 14:12:23

Вышла в свет книга Владимира Горбулина «Без права на покаяние». Подготовленная издательствами Defense Express Library и «Фолио» книга представляет личностные оценки государственного деятеля В.Горбулина наиболее актуальных проблем становления и развития Украины. В формате диалога автором охвачен широкий тематический спектр - от вопросов национальной и международной безопасности и обороны, военно-технического сотрудничества до особенностей национальной элиты, причин ее ограниченных возможностей эффективно отвечать на вызовы, встающие перед государством. В книге даны ранее неизвестные подробности важный событий из новейшей истории страны, даны характеристики известных украинских политиков и чиновников через призму их деятельности. Републикуем одну главу книги: «Ядерный синдром, или Эссе о политических комплексах».

Предлагаемая для обсуждения тема является перманентной для украинского политикума, хотя возвращение к ней и использование как аргументации носит не всегда равномерный характер. Наиболее эмоционально к ней прибегают в том случае, когда Украина не в состоянии убедительно отстаивать свои внешнеполитические национальные интересы. Все предельно четко концентрируется в одной формуле: «Было бы у нас ядерное оружие – с нами разговаривали бы по-другому».

Фраза стала затасканной, поскольку произносят ее с пугающим постоянством и самые высокие политические лидеры и люди, которые даже в школе не смогли себя заставить схематично представить устройство атомной бомбы. При всей своей нелюбви к сослагательному наклонению, я позволю себе нарисовать эскизы той ситуации, которая была в 1994 году, когда Украина пошла на принятие важнейших политических решений по стратегическим ядерным вооружениям с проекцией на развитие ситуации в будущем. Я сознательно опускаю все, что предшествовало этому шагу, а именно – решению отказаться от тактического ядерного оружия, которым бы располагала Украина, поскольку в его принятии не принимал никакого участия.
Итак, на языке официальных документов следует зафиксировать:

16 ноября 1994 года Верховная Рада Украины приняла Закон о присоединении Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия, в пункте 6 которого говорилось, что Закон вступает в силу после предоставления Украине ядерными государствами гарантий безопасности, оформленных путем подписания международно-правового документа.

5 декабря 1994 года в ходе Будапештского саммита стран – участниц ОБСЕ произошел обмен ратификационными документами по Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), в который Украина входила как неядерная держава.

Одновременно в рамках Будапештского саммита лидерами четырех государств – Украины, США, Великобритании и России – был подписан Меморандум о гарантиях безопасности Украины – документ, который фиксировал обязательства ядерных государств относительно национальной безопасности Украины в соответствии с общепризнанными принципами международного права.

Кроме этого, в тот же день, в одностороннем порядке гарантии безопасности были даны Украине Францией и Китаем.

Чем располагала Украина в ядерных вооружениях в 1994 году, от чего ей предлагали отказаться, какие проблемы возникали в случае сохранения ядерных сил в Украине, с какими из этих проблем Украина могла справиться, какие для нее были трудноразрешимые, что взамен она могла требовать в политическом, военном и экономическом аспектах?

На территории Украины на момент провозглашения ее независимости было дислоцировано 220 единиц стратегических носителей, среди которых были:

  • 176 развернутых межконтинентальных баллистических ракет (из них жидкостных SS 19 – 130 единиц;
  • твердотопливных SS 24 – 46 единиц;
  • общее количество ядерных боеголовок на них – 1240);
  • 9,5 единиц ракет SS 24 хранились на Павлоградском механическом заводе без ядерных зарядов;
  • 44 тяжелых бомбардировщика ТУ-95 МС (25 единиц) и ТУ-160 (19 единиц), оснащенных ядерными крылатыми ракетами воздушного базирования большой дальности, количество которых составляло 1081 единицу, хотя по этой цифре нет единого мнения и до сих пор.

С какими проблемами столкнулась Украина в контексте поддержания этой стратегической группировки в режиме боевого дежурства? Сначала о ракетах–носителях.

Еще в советское время началась плановая замена ракет SS 19 (ракета была разработана и изготовлена в УКБ машиностроения, г. Москва) на ракету SS 24 (разработчик и изготовитель КБ «Южное» и ПО «Южный машиностроительный завод», г. Днепропетровск). Ракета SS 24 имела более высокие тактико-технические характеристики и несла 10 боевых блоков, ракета SS 19 – 6 боевых блоков. И если с нейтрализацией и утилизацией жидкостных ракет в Советском Союзе и, в частности, на Украине технических проблем не было, то о твердотопливных ракетах так сказать было бы безответственно.

Окончание гарантийных сроков пребывания этих ракет на боевом дежурстве превращало ракеты SS 24 в потенциально опасные системы, несущие порядка 100 тонн твердого ракетного топлива. А ситуация с гарантийными сроками выглядела следующим образом: в 1997 году истекал гарантийный срок для пяти ракет, в 1998 году – для четырнадцати, в 1999 году – для семнадцати, и в 2002 году – для последних десяти ракет из ядерного арсенала на территории Украины.

Принятие решения о продлении их гарантийных сроков теоретически было возможным, но это требовало проведения дополнительных исследовательских работ, которые в основном выполнялись бы на предприятиях России. Что касается политической позиции России в это время, она ничем не отличается от позиции США – Украина должна отказаться от ядерного оружия.

Кроме того, продолжение гарантийных сроков предполагало каждые пять лет производить экспериментальные пуски как минимум двух ракет, только вот запускать ракеты можно было на полигоны, опять-таки расположенные на территории Российской Федерации.

И еще один существенный момент. Ракеты SS 24 рассчитаны на дальность полета 8 – 11 тысяч километров, и полетные задания в них имели адресатом цели уж точно не на евразийском континенте. Неужели мы были готовы шантажировать Соединенные Штаты?

Возможно, украинские специалисты в области ракетных систем и нашли бы отдельные ответы на возникающие вопросы, но исключительно в условиях соответствующего финансирования, а его практически не было.

Гораздо сложнее была ситуация с ядерными зарядами. Они, в отличие от ракетных комплексов, проектировались и изготавливались на предприятиях РФ, их привозили и устанавливали на ракетах специалисты специального двенадцатого управления Министерства обороны СССР. В Украине части этого управления не были дислоцированы.

Сами ядерные заряды имели ограниченное время использования и после окончания гарантийных сроков эксплуатации практически превращались в высокоактивные ядерные отходы. Создание в Украине предприятий по регенерации ядерных боеприпасов требовало привлечения серьезных финансовых ресурсов и времени. Не было ни ресурсов, ни времени, потому что процесс окончания гарантийных сроков для некоторых боеголовок начался уже в 1993 году.

Но не это было самым неприятным моментом. Некоторые боеголовки «задышали», т.е. в них повысилась температура. А теперь давайте порассуждаем.

Ядерный эквивалент одной боеголовки ракеты SS 24 составлял 0,44 мегатонны. Для сравнения: ядерный эквивалент американских «Малышей», сброшенных на Нагасаки и Хиросиму, был равен 0,02 мегатонны, т.е. в 20 раз меньше. Таким образом, ядерная мощность одной ракеты SS 24, несущей 10 боеголовок, в 200 раз превышала мощность первой американской ядерной бомбы. Пора вспомнить, что в Нагасаки в одночасье погибло 70 тысяч жителей. И обратимся к адвокатам сохранения ядерного статуса Украины – Вы готовы отвечать за физическое существование своей собственной страны в условиях, когда не можете гарантировать техническую безопасность ядерного оружия? К слову, ядерный эквивалент одной боеголовки ракеты SS 19 составлял 0,55 мегатонны, на каждой ракете их – 6, всего ракет 130.

Принятие окончательного решения определялось следующим. Продлить гарантийные сроки ядерных зарядов не имеем права, поскольку их разработчики и изготовители разместились между Волгой и Уралом, хранилищ для размещения снятых с дежурства ядерных зарядов мы не построили, технологии утилизации боеголовок у нас нет, как и отсутствуют мощности для производства тепловыделяющих сборок путем переработки высокообогащенного урана утилизованных ядерных зарядов в низкообогащенный уран. И что бы предлагали в такой ситуации нынешние ядерные стратеги: обмотать себя боеголовками, сесть в самолет и направиться в Москву и Вашингтон с требованием сохранить нам ядерный статус?

На счастье, в Украине таких шахидов и шахидок не нашлось ни в политическом руководстве страны, ни среди военных. А продуманная, взвешенная политика позволила обеспечить:

  • техническую и финансовую помощь США для надежного и безопасного демонтажа ядерных боеголовок и сохранения расщепляющихся материалов;
  • контроль представителей Минобороны Украины по разукомплектованию и уничтожению ядерных зарядов на территории России, что исключало повторное использование компонентов этих боезарядов;
  • обеспечение Россией технического обслуживания и безопасной эксплуатации ядерных боезарядов;

предоставление со стороны США и РФ справедливой компенсации за стоимость высокообогащенного урана ядерных боеприпасов по мере того, как эти заряды будут вывозиться из Украины в Россию для разукомплектования. Россия в счет компенсации обеспечивает украинские АЭС ядерным топливом. США для покрытия расходов РФ на разукомплектование ядерных боезарядов и изготовление ТВЛ для украинских АЭС обеспечивает России предоплату.

Но главный итог был политический – Украина вошла в международное сообщество как серьезный контрибьютор системы европейской и мировой безопасности, и шаг в безъядерный статус открыл перед ней широкие перспективы для сотрудничества.

Осенью 2004г. в Киеве находились представители японской общественной организации «За безъядерный мир». В ее составе был житель г. Нагасаки, уцелевший после ядерной бомбардировки. Почему японская делегация попросила наш МИД организовать встречу со мной, я не знал. Диалог не складывался до тех пор, пока не последовал вопрос: «Скажите, господин Горбулин, как нам известно, Вы занимались разработкой стратегических вооружений, а потом активно поддерживали движение Вашей страны к безъядерному статусу. В чем причина?»

Вопрос для меня не отличался новизной. Осенью 1994г. я неоднократно стоял перед комитетами Верховной Рады и отвечал на него. Но услышать его от человека, пережившего все ужасы ядерной бомбардировки, совсем другое дело. Я попросил членов японской делегации посмотреть на портрет человека, который висел над моим письменным столом. И пояснил: фотопортрет называется «Сахаров уходит…». Японцы знали, кто такой А.Сахаров, и закивали головой. Андрею Сахарову были известны возможные последствия ядерной войны, и он был наделен высоким чувством ответственности. К счастью для Украины, ее руководители на протяжении сложных для страны 1992 – 1995 годов такой ответственностью обладали.

Что же касается Украины, то она остается ядерной державой, атомная наука, промышленность и электростанции которой поставлены под гарантии МАГАТЭ. Страна обладает самыми большими в Европе месторождениями урановых руд и цирконата, залежами тория и гафния, действующими горно-перерабатывающими комплексами и предприятиями по производству урановой и циркониевой продукции, почти 20 академических институтов в сотрудничестве с отраслевыми организациями работают в направлении развития атомной энергетики.

Не хватает только одного – твердой государственной политики, чтобы вывести страну из энергетической зависимости. Но эта тема уже для другого исследования.

Источник: defense-ua.com



 

 

Другие статьи по теме

Дискуссионный клуб(375), Украина(489)

 

Комментарии

* Ваше имя
* Комментарий
 
правила размещения комментариев
 
 
Статьи










Все статьи
Опрос
Будет ли строиться завод СЯТ в Украине?

Да, с ТВЭЛом
Да, с Westinghouse
Будет, но не при нашей жизни
Нет. Достаточно двух производителей на рынке
Нет. Конкуренты договорятся и построят СП в Чехии
Нет. Согласуют СП на базе НЗХК

Теги
Атомпром(245) - АЭС(793) - В мире(744) - Дискуссионный клуб(375) - ЗАЭС(162) - Инжиниринг(26) - Кадры(132) - КИУМ(7) - Курьезы(39) - МОКС-топливо(14) - МЦОУ(31) - Наука(83) - Оказывается(130) - ОЯТ(89) - Продление ресурса(86) - РАО(54) - РАЭС(152) - Регуляторная политика(367) - Термоядерный реактор(15) - Технологии(202) - Украина(489) - Уран(215) - Финансы(207) - ХАЭС(202) - Цирконий(9) - ЧАЭС(247) - ЮУАЭС(189) - Ядерное машиностроение(175) - Ядерное приборостроение(25) - Ядерное топливо(396)
Реклама
Авиабилеты avia.ua
Погода Киев
Информационные партнеры
AtomInfo.ru
Асоціація «Український ядерний форум»
Вісник екологічної безпеки
Архів Вісника екологічної безпеки
© 2009-2019 AtomNews
Агентство атомных новостей
Использование и перепечатка материалов допускается при указании ссылки на источник.

Разработка и дизайн
Интерактивные системы