AtomNews

Агентство атомных новостей  

RSS
АНОНС. ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ ВЕСЕННЕЙ ШКОЛЫ НАЭК «ЭНЕРГОАТОМ»     ПРЕЗИДЕНТ ЭНЕРГОАТОМА И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРОФКОМА КОМПАНИИ ПОДПИСАЛИ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР НА 2015 ГОД     О НЕДОВЕРИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ЭКСПЕРТАМ ПО ЯДЕРНОЙ И РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ И МАГАТЭ     ХМЕЛЬНИЦКАЯ АЭС В 2014 ГОДУ УВЕЛИЧИЛА ПЛАТЕЖИ В БЮДЖЕТ НА 9% ‒ ДО 368,6 МЛН ГРН     ОПЕРАТИВНЫЙ ПЕРСОНАЛ ЗАПОРОЖСКОЙ АЭС ПРОХОДИТ КУРС ПОДДЕРЖАНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ     
Статьи










Все статьи
Информационные партнеры
AtomInfo.ru
Асоціація «Український ядерний форум»
Вісник екологічної безпеки
Архів Вісника екологічної безпеки
История
Александр Емельяненков Российская газета

17.07.2009 14:11:31

Подписанное в мае российско-белорусское соглашение о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии активизировало научные контакты в этой сфере. А перспективные наработки, что еще недавно имели гриф "секретно" и предназначались для военных целей, могут стать основой для совместных коммерческих проектов и найти применение в народном хозяйстве. Именно на это делают упор в своих предложениях, адресованных Совмину Союзного государства, Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Н.А. Доллежаля (НИКИЭТ, Москва), входящий в структуру "Росатома", и Объединенный институт энергетических и ядерных исследований "Сосны" Национальной академии наук Республики Беларусь. В кооперации с другими коллективами они готовы создать транспортабельную установку малой мощности для тепло- и электроснабжения отдаленных районов.

Инициаторы рассчитывают получить из союзного бюджета стимулирующую поддержку на начальной стадии - при разработке ТЭО. А в дальнейшем, когда проект обретет зримые черты, надеются заинтересовать госкорпорацию "Росатом" и других потенциальных инвесторов. Веры в успех добавляет то обстоятельство, что прототип такой установки был создан в Беларуси двадцать лет назад.

Замри и не рассказывай

Что знали обычные советские граждане и что известно теперь гражданам двух суверенных государств о назначении и задачах режимного объекта "Сосны" в одноименном поселке-микрорайоне рядом с Минской кольцевой автодорогой? Говорили, что там есть атомный реактор. А еще о том, что где-то рядом собирались построить атомную станцию. Корреспондент "СОЮЗа" решил не довольствоваться слухами, а напрямую пообщаться с белорусскими учеными-атомщиками и составить свое впечатление о главной в республике научно-исследовательской организации этого профиля.

Получить распределение в "Сосны" до середины 80-х считалось большой удачей для молодых специалистов. Но те, что попадали сюда, надолго давали подписку о неразглашении. Скупые и не всегда достоверные сведения о разработках в интересах министерства обороны стали просачиваться в 90-е годы. Но о том, что здесь была сконструирована, построена и испытана единственная в своем роде атомная электростанция на колесах, открыто заговорили только сейчас. Официальное название установки - передвижная атомная электростанция (ПАЭС) "Памир-630Д". Пущенная в 1985 году, примерно за полгода до катастрофы на Чернобыльской АЭС, она стала, по существу, негласной визитной карточкой первого поколения белорусских атомщиков, да и самого Института ядерной энергетики АН БССР. Днем его основания считают 22 июня 1965 года, а первым директором - академика Андрея Красина, который принимал деятельное участие в создании первой АЭС в Обнинске, а потом, уже с новыми идеями, перебрался в Минск. О том, как все начиналось, мы беседуем с заместителем директора ОИЭЯИ "Сосны" по научной работе Анатолием Якушевым.

- Стартовая позиция - всего лишь пять домов, - возвращает в то далекое уже время Анатолий Павлович. - Но когда стали приезжать специалисты, Красин каждого встречал словами: "Иди выбери себе квартиру". Первый набор - выпускники самых престижных вузов со всего Союза...

"Сейчас о таких стартовых условиях молодым специалистам и выпускникам остается только мечтать", - думаю я про себя, но перебивать собеседника не спешу. А Якушев тем временем продолжает.

- Почти в одно время с Красиным появился его заместитель Василий Нестеренко. Именно он выступил с инициативой использовать в качестве теплоносителя ядерно-энергетических установок диссоциирующий газ. В нашем случае - четырехокись азота (N2O4).

- И в чем преимущества такого теплоносителя в сравнении с традиционными - водой или паром?

- Его применение позволяет, во-первых, улучшить технико-экономические показатели отдельных узлов и станции в целом, а во-вторых, облегчает техническое решение ряда важнейших вопросов.

- Каких, например?

- Высокая плотность, теплоемкость и теплопроводность четырехокиси азота в сочетании с ее низкой вязкостью позволяют резко сократить габариты и вес теплообменного оборудования, трубопроводов и систем АЭС, а также затраты мощности на прокачку самого теплоносителя. Выполненные у нас экспериментальные работы и газодинамические расчеты показывают, что турбина на N2O4 имеет в два-три раза меньшую металлоемкость и габариты, чем на водяном паре. Другими словами, появляется возможность создать одновальный турбоагрегат единичной мощностью до тысячи мегаватт. И значит можно проектировать АЭС по простой одноконтурной схеме с газожидкостным циклом и газоохлаждаемым реактором.

По словам Якушева, именно эти технологии применительно к атомной энергетике досконально исследовали в "Соснах". Все теоретические прозрения и технологические ноу-хау проходили обкатку здесь же - на строительстве передвижной АЭС.

Ушел "Памир" на сувениры

- А второе направление, - приоткрывает еще одну страницу мой собеседник, - это разработка газоохлаждаемого быстрого реактора БРИГ-300. Под обе задачи, особенно под "Памир", было очень крупное финансирование со стороны заказчика, а им выступало Министерство обороны СССР.

- Минобороны, - уточняю на всякий случай, - а не Минсредмаш? В те годы атомное ведомство нередко выступало и заказчиком, и исполнителем в одном лице.

- Минобороны. Это была совершенно закрытая тема. Параллельно шли открытые разработки - быстрого реактора на диссоциирующем газе. Его свойства и характеристики как теплоносителя не были известны, поэтому пришлось собирать специалистов из разных областей и проводить комплексные исследования. Важно было понять его физические свойства, характер взаимодействия с материалами, степень радиационной стойкости.

Специально для "Памира" создали испытательный корпус "Искра" - стены метровой толщины со свинцовыми шариками внутри. Под одной крышей было два крупных машинных помещения - как два спортзала примерно по габаритам. В одном стоял реакторный блок, в соседнем - турбогенераторный. Стены были облицованы нержавеющей сталью, поскольку четырехокись азота - это активное вещество, при соединении с водой получается азотная кислота...

- Построили только один испытательный корпус? В той стороне, - кидаю взгляд в открытое окно, - из-за сосен выглядывают две большие трубы...

- Их было два - по числу самих установок. Второй образец имел все необходимое, включая комплект тепловыделяющих сборок, но в дело его не запускали. А самый первый "Памир" отработал на испытаниях 3,5 тысячи часов. Дважды его выводили на проектную мощность, и даже чуть выше...

- Он стоял в испытательном корпусе и никуда за территорию не перемещался?

- Никуда. Комплекс "Искра" был предназначен для обкатки "Памира" и должным образом оборудован. Испытания, как я уже сказал, начались осенью 1985 года и продолжались до сентября 86-го. Причиной остановки "Памира" были не столько чернобыльские события, сколько прежняя политика разоружения. Ведь "Памир", теперь об этом можно прямо сказать, предназначался для электроснабжения пусковых ракетных установок в Сибири.

- А эти установки по договору с США были ликвидированы?

- Да. И военные сказали, что "Памир" как таковой им не нужен. Никто не говорил, что это плохо, а просто отпала такая потребность. В результате проект закрыли, по договорам никаких претензий к нам не было. Просто оставили наедине с "Памиром" и с облученным топливом в его активной зоне, которое отработало к тому времени три с лишним тысячи часов. Выводить объект из эксплуатации пришлось самим. Мы выгрузили все ТВС и поместили их в бассейн выдержки. Оборудование разобрали.

- И где оно сейчас?

- Первый образец куда-то исчез, я до сих пор не знаю, куда. Сохранилась только оболочка активной зоны - она теперь элемент памятника во внутреннем дворе института. Какие-то фрагменты находили на свалке. Даже забавный был эпизод. В свое время в Минске учредили клуб "Реактор". Еще до открытия мне звонок: "У них в зале что-то похожее на активную зону. Не могли бы прояснить, что это такое?" Я послал туда нашего сотрудника, он представился, все как положено. Но когда увидел загадочный объект, чуть не упал со смеху. За "активную зону" выдавали электроподогреватель для теплогидравлических испытаний - обыкновенные электрические тены. Их применяли перед запуском, чтобы продуть контур. Когда надобность отпала, отправили в металлолом. Видимо, оттуда перетащили в клуб - для остроты ощущений...

"Ялiна", "Гиацинт" и другие

В 1991 году вышло решение о разделении Института ядерной энергетики АН БССР. На его месте появилось три - Институт проблем энергетики, Институт радиационных и физико-химических проблем и Институт радиоэкологических проблем. Сегодня уже поздно судить, насколько оправданным было то решение, но в 2002 году, уже в новых условиях, сохранившиеся в "Соснах" научные силы были консолидированы. А в связи с решением о строительстве в Беларуси полномасштабной АЭС Объединенный институт энергетических и ядерных исследований как профильное подразделение Национальной академии наук стал главным в республике экспертным центром по научному сопровождению всего, что связано с атомными технологиями.

Сейчас в институте 415 сотрудников, среди них 16 докторов и 47 кандидатов наук. С их участием разрабатывалась "Концепция энергетической безопасности и повышения энергетической независимости Республики Беларусь", утвержденная главой государства в 2005 году. А сейчас специалистов института активно привлекают к реализации Плана основных подготовительных работ, которые необходимо выполнить до начала строительства атомной электростанции.

- Мы рассчитываем, что в ближайшее время будет утверждена программа научного сопровождения, - делится ожиданиями Анатолий Якушев. - Кроме прочего, она предусматривает обновление приборной базы нашего института и существенное, в среднем в 2,5 раза, повышение должностных окладов научным сотрудникам. Это крайне необходимая мера, чтобы привлечь молодых специалистов. Сейчас средний возраст работающих в институте - 51 год, совсем недавно было шестьдесят, а хотим снизить до 40-45 лет. Это не самоцель, но очень важное условие для полнокровного развития.

По словам Якушева, институт имеет широкие научные связи, причем не только с Россией и странами СНГ. По проектам Международного научного центра, по контрактам с МАГАТЭ и договорам о сотрудничестве с отдельными институтами в Германии, Польше, США, Чехии, Японии в "Сосны" бывает до 150 визитов в год. Исследовательский ядерный реактор ИРТ-2000, пущенный здесь в 1960 году, уже много лет закрыт. Но в последние годы введены новые экспериментальные установки. Среди них - уникальный ядерно-физический комплекс "Ялiна". Как рассказал ведущий научный сотрудник института Борис Попов, на нем, в частности, исследуют процессы, связанные с трансмутацией долгоживущих радиоизотопов. В 2006 году на базе ЯФК "Ялiна" совместно с ядерными центрами Швеции, Германии и Испании создана Международная научная лаборатория. Год спустя, по прямому поручению президента Беларуси, в "Соснах" создан универсальный критический стенд "Гиацинт", есть действующий ускоритель электронов и современная гамма-установка. Поэтому не случайно сюда стремятся попасть ученые, ведущие схожие исследования в Австрии, Бельгии, Бразилии, Венгрии, Китае, Франции.

Белорусские ученые, в силу ограниченности финансовых возможностей, не могут столь же часто выезжать за рубеж для совместных исследований или участия в научных конференциях. Но это дело поправимое, считают в "Соснах". Ситуация и здесь постепенно выправляется.

Из досье "СОЮЗа"

В "Соснах" сосредоточены все ядерные материалы Республики Беларусь - свыше 1500 килограммов урана различной степени обогащения (в виде ТВЭЛ, таблеток и порошка на подкритической и критической сборках, а также в спецхранилищах). По классификации МАГАТЭ они относятся к наиболее высокому уровню физической защиты. Действующая в институте система физической защиты, учета и контроля ядерных материалов создана в 1996-1997 годах странами-донорами Швецией, США и Японией.



 

 

Другие статьи по теме

АЭС(793), В мире(744), Наука(83)

 

Комментарии

* Ваше имя
* Комментарий
 
правила размещения комментариев
 
 
Истории










Вся история
Опрос
Будет ли реализована директива президента Украины о диверсификации реакторных технологий?

Уже приступили
Будет, но при следующем Президенте
Будет, но через одного Президента
Тут бы назначения президента "Энергоатома" дождаться

Теги
Атомпром(245) - АЭС(793) - В мире(744) - Дискуссионный клуб(375) - ЗАЭС(162) - Инжиниринг(26) - Кадры(132) - КИУМ(7) - Курьезы(39) - МОКС-топливо(14) - МЦОУ(31) - Наука(83) - Оказывается(130) - ОЯТ(89) - Продление ресурса(86) - РАО(54) - РАЭС(152) - Регуляторная политика(367) - Термоядерный реактор(15) - Технологии(202) - Украина(489) - Уран(215) - Финансы(207) - ХАЭС(202) - Цирконий(9) - ЧАЭС(247) - ЮУАЭС(189) - Ядерное машиностроение(175) - Ядерное приборостроение(25) - Ядерное топливо(396)
Реклама
Авиабилеты avia.ua
Погода Киев
© 2009-2020 AtomNews
Агентство атомных новостей
Использование и перепечатка материалов допускается при указании ссылки на источник.

Разработка и дизайн
Интерактивные системы